Нездоля Александр Иванович
Главная » 2014 » Февраль » 7 » Нестандартные операции спецслужб
14:57
Нестандартные операции спецслужб
В номере "Вечёрки" от 24 января опубликовано интервью с генерал-майором, военным журналистом и политологом Александром Нездолей. В связи с тем, что материал "Из досье генерала" вызвал большой интерес читателей, за два выходных дня его прочли на нашем сайте более тысячи человек, возникла идея сделать продолжение о невидимой для посторонних глаз работе органов госбезопасности. Скрытая завесой тайны, не терпящая публичности, деятельность спецслужб всегда привлекает огромное внимание. В этот раз беседа с автором увлекательных книг коснулась механизмов работы КГБ и СБУ, и блестящих операций, участником которых был Александр Нездоля. Его судьба стала яркой иллюстрацией последних пятидесяти лет нашей истории.
 
- Александр Иванович, во всех кинофильмах о чекистах показывают агентов-информаторов, которые оказывают большую помощь органам госбезопасности. А как их вербовали в реальной жизни?
- Спецслужба любой страны мира строит свою работу прежде всего за счет агентуры. Спецслужба без агентурной сети все равно, что слепой и безрукий человек. Борьба с преступностью и терроризмом без использования агентуры просто невозможна, не говоря уже о военной и промышленной разведке. И качества агентов должны соответствовать стоящим перед ними задачам. Добровольные помощники вербовались в интересующей нас среде. Обычно подбирались несколько кандидатов. Как правило, это был очень общительный, активный человек, хорошо подготовленный, знающий предмет интересов органов госбезопасности. Более того, агент должен был не просто детально описывать событие, но и анализировать его, давать оценку. То есть их интеллектуальный уровень должен быть достаточно высоким. И, конечно же, они обязаны были разделять нашу идеологию, быть единомышленниками. Лично мне благодаря журналистскому образованию было легко находить общий язык с людьми, поэтому не возникало проблем с приобретением агентурных источников. И работая в контрразведке и разведке подразделений КГБ, я никогда не относился к ним, как к "стукачам", это были действительно помощники, с которыми я общался, как равный с равными. Наше сотрудничество строилось исключительно на дружеской основе, на большом доверии, уважении и понимании важности защиты государства.
 
- Не секрет, что в деятельности КГБ случались перегибы. Если Солженицын в начале 60-х писал в ЦК КПСС, то в ответ на просьбы о "товарищеском совете" по литературному творчеству на него обрушился идеологический отдел госбезопасности. В таких условиях он стал врагом советской власти. Вам удавалось проявить мудрость и дальновидность в работе с деятелями искусства?
- Творческим людям необходима хотя бы минимальная свобода самовыражения, иначе настоящее творчество невозможно. А личность с большим творческим потенциалом будет ненавидеть систему, поставившую ее с жесткие рамки, и при удобном случае выступит против нее. Если вспомнить годы перестройки и развала СССР, то именно так и произошло: творческая интеллигенция сыграла ведущую роль в развенчании коммунизма. Именно давление и вмешательство со стороны партийных органов и КГБ во многом этому способствовало. Но с другой стороны, актеры, писатели и певцы в СССР были культовыми фигурами и имели огромное влияние на народ.
Очевидно, что у КПСС были все основания опасаться их самостоятельности. Вспомню такой факт. В 1971 году в пятый отдел львовского управления КГБ пришла телеграмма с грифом "секретно" из Москвы, где шла речь о том, что во Львове будет находиться поэт Окуджава, который в своем творчестве допускает элементы тенденциозного освещения действительности. В связи с этим нам поручали организовать его контрразведывательное изучение и по возможности задокументировать, если будут антисоветские заявления в филармонии, где мы слушали выступление Окуджавы. Мне понравились его стихи, необычные рассуждения о жизни. Ничего антисоветского мы там не услышали. На следующий день наши агенты из литературной среды дали оценку его выступлению. И мы отправили в Центр сообщение: ничего тенденциозного в выступлениях Окуджавы во Львове не зафиксировано.
 
- Одной из главных задач КГБ была борьба с идеологическими диверсиями. Расскажите, пожалуйста, о самой значимой операции из вашей практики.
- Она относится к 1976 году, ко времени моей работы в пятом управлении. По результатам спецоперации, ход которой лично контролировал Председатель КГБ Украины, мне досрочно присвоили звание капитана. После подписания Брежневым Хельсинского соглашения на Украине активизировалось диссидентское движение. Комитет получил информацию, что в Киев прибывает из Москвы крупная фигура в диссидентском движении для встречи с местными единомышленниками. Речь шла о чем-то экстраординарном, просто так лица такого масштаба не приезжают. Внедрить агентуру в эту группу было невозможно, собирались только проверенные диссиденты. Единственным способом получения информации оставался технический контроль (прослушка). Дело осложнялось тем, что перед этим наша группа по техническому обеспечению допустила серьезную ошибку и диссиденты удвоили бдительность.
 
- И цель визита диссидентских лидеров оставалась тайной?
- Представьте себе чувства офицера всесильного ведомства, когда в нескольких десятков метров происходит заговор против советской власти, которую он должен защищать, и при этом он ничего не может предпринять. Тогда я разработал нестандартную операцию, позволяющую получить необходимую информацию с помощью специального устройства, изготовленного в спецНИИ КГБ. Меня строго предупредили, что в случае провала, я поеду работать оперуполномоченным в самый отдаленный Турковский район Львовщины. Я согласился рискнуть, операция была успешно проведена, и стала примером, как нужно решать подобные задачи.
 
- В таких ситуациях риск действительно благородное дело. Однако есть не менее интересный факт вашей жизни - в истории независимой Украины вы были единственным заместителем министра промышленности по вопросам экономической безопасности. Чем вам запомнилась эта работа?
- Меня откомандировали в распоряжение Кабинета министров Украины. Я курировал внешнеэкономические контракты. В 93-м году было очень много проблем. Директорский корпус Украины был поражен "вирусом Горбачева", который заявил, что директоров надо избирать трудовым коллективом, а не назначать сверху. Эта идея нанесла непоправимый вред предприятиям, потому что руководитель должен знать производство, обладать особыми умениями. А на волне псевдодемократии на места директоров прорывались болтуны, умеющие красиво говорить, но абсолютно беспомощные в деловых вопросах. И в таких условиях некоторые директора предприятий получили право выходить на внешний рынок, самостоятельно заключать контракты. Даже руководителям с большим опытом работы было сложно ориентироваться в международном бизнесе, а что уж говорить о новоиспеченных перестроечных директорах. Поэтому нередко подписывались убыточные контракты. Такие руководители имели очень смутное представление о международном праве и, заключая контракты, не обращали внимание на "мелочи". К примеру, на пункт, в котором говорилось, что спорные ситуации будет рассматривать суд в Стокгольме или Хельсинки. А когда проблема возникала, выяснялось, что там только за рассмотрение дела необходимо заплатить сотни тысяч долларов. А это неподъемная сумма для украинских предприятий. Поэтому каждый убыточный контракт становился кровоточащей раной на теле отечественной экономики.
 
- А вам приходилось защищать госсобственность с оружием в руках?
- Когда я знакомился с отраслью, то выезжал на металлургические комбинаты, но никогда не был на азотных заводах. И однажды мне предложили посетить азотный завод в Черкассах. Мы с коллегой из министерства собрались выезжать в пять вечера. Это были0 тревожные времена 1994 года - время разгула бандитизма. У меня сработало какое-то предчувствие, мы вернулись, и я взял из служебного кабинета СБУ табельный пистолет и пару обойм. Директор завода Борис Райков нас очень хорошо принял и предложил совершить для начала мини-экскурсию по периметру химзавода. Мы отправились в путь, и неожиданно свет фар "Волги" выхватил такую картину: у большой бреши в заборе стояли человек двенадцать. Пятеро из них - с оружием и в милицейской форме. Рядом - две милицейские машины и 40 канистр с циклогексаном. Они врезались в заводской трубопровод и воровали химическое вещество. Возмущенный директор выскочил из машины и бросился к преступникам: "Что вы делаете, вы же можете завод взорвать!" Но на дворе ночь, а у них в руках пистолеты, и бандиты начали окружать непрошенных свидетелей. Кольцо вокруг нас стало сжиматься. Возникла критическая ситуация, когда я в одно мгновение вспомнил боевые операции в Афганистане, и нужно было принимать решение. Я быстро открыл "бардачок", где был установлен аппарат спецсвязи, и на нем вспыхнула лампочка. Затем вытащил пистолет, передернул затвор и загнал патрон в патронник. Я держал их под прицелом, а левой рукой снял трубку и сказал: "Операция по задержанию преступников завершена. Ведут себя нормально. Снимите второе кольцо окружения, первое оставьте и вышлите охрану". Бандиты оцепенели. Наконец подъехала охрана - дружинники, подогнали автобус, и загнали туда бандитов. Те решили, что за ними следили, и они угодили в засаду. Слава Богу, что все хорошо закончилось.
 
- Почему вашу должность сократили? Ведь вы решали жизненно важные для страны задачи.
- Для меня это загадка до сих пор, думаю, что не последнюю роль в этом сыграл Павел Лазаренко, бывший тогда вице-премьер-министром. Заступив на должность, он лично посетил ряд министерств, включая наше. Каждый из заместителей высказался по проблемам своей отрасли, дошла очередь и до меня. Он очень удивился, что в министерстве работает действующий генерал СБУ. Я доложил о том, что совместно с директорами предприятий мы вернули стране валюты на 87 миллионов долларов. Он спросил о моих отношениях с Марчуком, я ответил, что мы много лет вместе служили и у нас нормальные деловые отношения. Лазаренко поинтересовался, информирую ли я Марчука о результатах своей работы. Я ответил, что докладываю правительству и СБУ. И почувствовал какую-то настороженность со стороны Павла Ивановича. Буквально через три дня после этой беседы мою должность сократили без объяснения причин, о чем я узнал по телевидению из украинских новостей.
 
- Очевидно, что круг ваших обязанностей и ответственное отношение к ним мешали личным интересам Лазаренко. Видимо, в этом кроется причина вашего увольнения. Прошли годы, за 20 с лишним лет независимости Украина так и не стала процветающим государством. А сейчас еще добавились распри и смута из-за различия интересов жителей юго-востока и запада нашей страны, которые осложняются грубым вмешательством и давлением со стороны ЕС и США. На ваш взгляд, каким путем должна идти Украина?
- Мое личное мнение, в чем глубоко убежден, - при такой раздробленности и политической нестабильности, при многопартийной системе и малоэффективной экономике - народ доведен до нищеты. В это сложное время должен быть, так исторически сложилось, "гетьман" - то есть сильный Президент. У нас должен быть глава государства с твердой рукой, который наведет в стране порядок, поднимет экономику, сельское хозяйство и благосостояние населения. Будущие кандидаты, которых мы избирали на высшие руководящие должности, должны быть кристально чисты, заработанные дивиденды декларироваться, денежные средства храниться только в банках Украины.
Каждый из претендентов на высокие государственные должности (президент, депутат) должны знать, что момент пребывания у власти наделяет человека великим могуществом, но он краток. И он отведен не для личного обогащения, так как это не главное. Основной капитал Человека-Личности - это его имя, то есть то, что мы получаем от предков и передаем своим потомкам. Оно живет в веках, определяет будущее детей, внуков, и поэтому очень важно сохранить его в чистоте, не поддаваться сиюминутному упоению властью. Поэтому, когда у нас будут следующие выборы, нужно показать свою активную гражданскую позицию и проголосовать по чести и по совести. Людям Донбасса чужд национализм.
 
- Александр Иванович, наша беседа подходит к концу, а хотелось бы еще о многом вас спросить.
- Ответы на множество вопросов читатели "Вечернего Донецка" найдут ответы в моих книгах: "Досье генерала госбезопасности", "Украина третьего тысячелетия", "Две эпохи генерала госбезопасности", "КГБ - рассекреченные воспоминания", "Спецслужбы и власть Украины", "Председатели органов госбезопасности Украины". Когда вы их внимательно прочтете, станет ясно: каковы причины падения КПСС и в целом великой страны СССР, в какой стране мы сейчас живем и многое другое. Но приобрести их можно только в отделениях почтовой связи "Укрпочты".
 
Беседовала Марина ПАРХОМЕНКО.
Категория: Интервью | Просмотров: 874 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0